Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Икарушка 2

Владимир

Владимир

Вот - еще о Генине. (был у меня друг-поэт с такой фамилией) Умер Сашка. Давно. Но его любят друзья по прежнему и вспоминают. В интернете много воспоминаний о нем.
Я тоже помню.
Особенно 1 апреля. (1 апреля 16 лет назад, он и умер ) ((
Вот один рассказец мой о нем.

Генин и Олим.

Мы с Санькой ехали в поезде Душанбе-Москва.
Под Волгоградом есть станция - Поворино.
Узловая станция. Большая.
Поезд стоял там, в те времена, 1 час 35 минут. А на этой станции, жил тогда наш общий с Гениным друг - Олим Гафуров.
Олим - человек чрезвычайно необычного склада души и философ автодидакт. Философ по жизни, короче.
Олим был любимцем всех археологических экспедиций Таджикистана. Очень добрый, отзывчивый, но хитрый и крепкий.
Этакий - Ходжа Насреддин.
Мы знали, что Олим живет на улице "2-го сентября", что нас не удивляло потому, как он родился 2-го сентября.
Мы соскочили с поезда и спросили первого попавшегося грузчика,
- Далеко ли улица "2-го сентября"?
- Не, рядом. Три минуты ходьбы.
И махнул рукой за горизонт.
Мы с Санькой помчались к нему.
По дороге взяли пузырь водочки. Через одну улицу, на перекрестке, стояла небольшая шобла местных.
Мы спросили, - Это "2-е сентября"?
Один кивнул, а остальные смотрели на Санькину руку с бутылкой. Саня, мягко, даже виновато, улыбаясь - спрятал бутыль во внутренний карман.
Я спросил кивнувшего,
- А дом 15 где, направо, или налево? Знаешь?
Тут вся шобла уставилась на меня. С подозрением, как то так уставилась!
- А зачем тебе дом 15?
Я сказал честно, что мне нужен Олим. И что я его друг и земляк.
Шобла расслабилась. Все закричали,
-Братан! Так тебе Олимчик наш нужен! Вот его дом! Ща обед, он дома! Дома! Точно! Зуб даю!
Мы удивились, но не сильно. Привыкли, что Олимчика люди любят.
Дом был рядышком с перекрестком. Дверь открыта, как в Азии. Мы зашли в прихожку,
- Олим! - позвали мы.
Олим, неожиданно бросился на нас сзади.
- Я вас видел! И бегом бежал с огорода!
Не буду передавать все приветствия объятия и крики, которые последовали за этим, перейду - к сути.
Когда мы спросили,
- Как ты тут живешь в России?
Олим радостно закричал
- Плохо! Очень плохо!
Меня тогда поразило несоответствие содержания того, что он нам рассказывал и его интонаций и выражения глаз.
Глаза его весело горели, голос был громок и силен, а рассказывал он вещи грустные и неприятные...
Не буду пересказывать всего, что он нам поведал, скажу главное, ради чего я все это писал.
- И решил я покончить с собой!- закричал Олим (а за это время мы успели выпить бутылку и Генин сбегал за второй через дорогу. До отхода поезда было еще минут 40)
- Ну, и как ты хотел это сделать?, - спросил я.
- Замерзнуть! На смерть! Как Карбышев! - Олим, кроме, как на характеры людей российских, больше всего жаловался на российский холод.
- Так пусть я умру от холода! - кричал Олим, - Назло ему!
В общем, он рассказал нам, как он надставил над рычагом уличной колонки камень, что бы напор воды был максимальным, (по словам Олима, в то утро было 35 градусов мороза) и кинулся голым под воду!
- И? - мы с Гениным замерли со стаканами в руках.
- Отлично! - заорал Олим, - Я, закалился, как сталь! Никакая зараза теперь меня не берет!
- Придется мне жить, - продолжал Олим - И, пока я в России, придумать что нибудь более крепкое для самоубийства, чем воду!
И Олим выпил остатки водки.
В поезде Генин протяжно и уважительно рек,
- Какой же это удивительный и мощный человек Олим, я тебе скажу, Володя! Не сломит его ни портвейн, ни водка! И, я тебе скажу Володя, - ничего его не сломит!
Помолчали.
- Может только - несчастная любовь его сломит, - горько закончил Генин и отвернулся к холодному окну.
Поезд, тихо качаясь, стучал колесами.
За окном уныло тянулись промокшие, приволжские степи.

Андрей Керзум (Andrew Kerzum) Lona Merkiene Виталий Челышев (Vitaly Chelyshev) Zina Korotkova Татьяна Гармаш Ирина Громова

Posted by Глухов Владимир on 10 сен 2017, 03:38

from Facebook
Икарушка 2

Автостоп 14. Таджикистан.

Мое пребывание в городе, в общем то вынужденное, стало меня сильно тяготить. Очень хотелось уехать в горы, в частности, в Рамитское ущелье.
В конце концов, плюнув на все резоны, я собрал рюкзачок и пошел к Садбаргу, где кучковались, как я помнил, загородные маршрутки. Действительно маршрутка, почти уже полная, стояла на площади Айни рядом с Садбаргом. Мальчик-зазывала пронзительно кричал - Вахдат! Вахдат!
Вахдат. Так теперь называется небольшой городок в 20 км. на запад от Душанбе. Вахдат, он же, в прошлом, Янги-Базар, Орджоникидзеабад, Кафирниган (Махчик Ганиев, называл его Янги-Парижем) - был и является сейчас небольшим транспортным узлом, из которого можно уехать на маршрутках дальше на запад и юг Таджикистана.
Проезд до Вахдата стоил всего 3 сомона (24 руб.) Я сел у окна, что бы снимать дорогу и пейзажи на фотик.
Маршрутка, довольно быстро доехала до "Базари-Боло" (Верхний базар), конечной остановки. Далее нужно было пройти по мосту через Кафирниган (в детстве, попасть на "Кафиру" купаться и ловить рыбу, было - пределом мечтаний). Сразу за мостом находится автовокзал, откуда разъезжаются маршрутки на запад. Судя по надписям, оттуда можно было уехать в семи направлениях, в том числе, в Рамит. Рамитская маршрутка стояла почти пустая и народ не очень активно в нее садился. Проезд до Рамита стоил 7 сомонов (48 руб.) В остальных шести направлениях - 3 сомона и эти маршрутки быстро наполнялись людьми и отчаливали одна за другой.
Я решил, прежде чем выбрать маршрутку, посоветоваться с умным, опытным человеком - Мишей Тальвиком. Но умный человек Миша, не брал трубку. Опытный тоже не брал. Тогда я решил - сяду в первую, которая быстрее наполнится. Так и сделал. Эта была маршрутка - в Симиганч.
Я хорошо помнил это название, Симиганч, с детства. Так называлась река, которая протекала рядом с домом отдыха Академии наук, где я частенько бывал в детстве и юности. Но в самом кишлаке Симиганч я никогда не был.
Дорога, сильно петляя, постоянно шла в гору. Это меня радовало. Значит, кишлак - в горах!
Минут через 30 машинка остановилась, развернувшись, на площадке. Я понял - конечная. Маршрутка по дороге в Симиганч останавливалась частенько. Ущелье, по которому мы ехали, было сильно заселено и люди выходили и входили в маршрутку постоянно. Мне запомнились две женщины с ребенком. Они голосовали на обочине и водитель остановился. Маршрутка была полной. Было только одно свободное место в кабине, рядом с водителем. Когда маршрутка остановилась, два молодых парня, открыли дверь изнутри и выскочили на дорогу, освобождая место, для женщин. Вот так!
Женщины с ребенком уселись на места парней, а те - влезли в кабину, рядом с водителем, сильно его, водителя, стеснив. Но он воспринял это, как должное и не возмутился. Таджикистан - страна контрастов!
Я вышел из маршрутки и огляделся. Симиганч не был горным кишлаком в прямом смысле этого слова. Он был - "предгорным" кишлаком. Но мне там сразу - понравилось! Некая "горная благодать" была там явственно разлита в воздухе и наполняла мои уставшие от города тело и душу, радостью и бодростью!
Меня окликнул водитель. Он спросил - Курбана сам наидещь?
Я удивился - Какого Курбана?
Теперь удивился водитель - Ти чо, не к Курбану пириехаль?
Я помотал головой.
Водила пожал плечами, дурак мол, и укатил вниз, обратно в Вахдат.

(друзья, сейчас уже поздно. Ночь. 3 часа ночи. Завтра вставать в 7. Я пока закончу, а завтра допишу, про Симиганч. Там было - душевно!)

фото в фейсбуке.
Икарушка 2

Делюсь!

Мой сосед по дому в Душанбе, Андрей Николаевич Солдатенков, старше меня лет на 20, прислал по скайп письмо.
Тронуло. Делюсь.

Андрей Солдатенков
01:32
Я видел это собственными глазами, первый раз я и сестра Наташа и родители на поезде из Сталинабада (Душанбе) поехали в Москву. Поезд тогда шел 7 суток тянули в основном паровозы. Паровозы останавливались для дозоправки водой на каждом полустанке и можно было изучить реальную жизнь людей по всей стране, а не как сейчас по безликим вокзалам. Каждая станция одаривала своим колоритом речи, пищи и самоделок. Я помню море рыбы копченной на станции Кзыл - Орда, зто метровые усачи, горы жереха связки больших жирных лещей. Как вспомню просто сказка. А на станции Кинель была самая лучшая в стране картошечка. Продавали женщины в чугунках. Просто отварная картошечка с укропчиком, а какое наслаждение. А горы раков. женщины правда тогда не понимали какой это кайф. Никто тогда не думал. о качестве качество было всегда и животом никто не страдал. Люди все были улыбчивы. Вы можете представить сейчас . чтобы на пороге вагона скорого поезда сидят двое детей 10 и 12 лет, а проводник спокойно говорит : " Вы осторожнее деточки .сидите только на самой верхней ступеньке, то поезд дернет и вы вылетете." Он понимал, что дети любуются РОДИНОЙ и ни каких криков и нравоучений....... А разве можно забыть слёзы на глазах мужиков при подходе к Москве, когда играла песня о Москве. Вот это была столица, вот это была Вера во всё лучшее. Можно рассказывать ещё долго. .................... как много мы в погоне за миражами потеряли.......

Паровоз